Сергей Борисович Якушин посетил Барнаульский похоронный дом

17 июня Барнаульский похоронный дом посетил Сергей Борисович Якушин, владелец Новосибирского крематория, основатель первого в России Музея мировой погребальной культуры, вице-президент международного Союза похоронных организаций, профессиональный танатопрактик, имеющий дипломы и сертификаты многих ведущих учебных заведений похоронного дела.

Сергей Борисович подробно рассказал журналистам о преимуществах кремации. На сегодняшний день в России в 23 городах работают крематории. Во всех них в первые годы работы удельный вес кремаций составляет 30-35%, а далее минимум 50%. Из 7,5 миллиардов населения на планете 4 миллиарда кремируют.

Сергей Борисович Якушин о Барнаульском похоронном доме

Одно из самых главных преимуществ этого вида погребения — экономичность. Со всеми накрутками земельные захоронения обходятся намного дороже. Именно поэтому Сергей Борисович называет крематорий — спасением для малоимущих людей, чьи доходы находятся ниже среднего уровня.

Сергей Якушин об экологии и кремации

«При любых обстоятельствах кремация всегда будет стоить дешевле традиционного погребения. В Новосибирске сейчас минимум, который возможен за весь комплекс погребальных услуг — 20 тысяч рублей. Для 30% населения кремация — это спасение. Ситуация обострилась резко. Мы, как никто, почувствовали, что люди сильно обнищали. Недавно я зашел в похоронный дом, за столом сидели пять человек, все очень интеллигентные, они плакали и не могли собрать деньги на кремацию».

Еще одно главное преимущество крематория — отсутствие потребности открывать новые кладбища в Барнауле.

Кремация — наиболее гигиеничный способ погребения, благодаря которому можно остановить безмерный рост кладбищ. Во время кремации происходит минерализация органических тканей — процесс, аналогичный минерализации умерших в земле, только длится 1-1,5 часа вместо 12-50 лет при традиционном погребении в землю.

«В Новосибирске за 13 лет мы сэкономили 220 га земли. Это больше пяти новых кладбищ. За эти годы кладбища преобразились — стали тяготеть к паркам: заасфальтированы дорожки, проведено освещение, поставлено новое ограждение, открылись залы прощания. Когда я открывал крематорий, в непосредственной близости от него оказались три трехэтажных здания. Мы обратились к главному санитарному врачу России Геннадию Онищенко с просьбой разрешить построить здание ближе обозначенных в законе границ. Когда он посмотрел анализы воздуха, который выходит из трубы, то сказал, что строить его можно на любом расстоянии. Нас проверяют каждый месяц, ни разу не было зафиксировано ни одного нарушения».

Стоит отметить, что появление крематория объясняется и рядом экологических причин. По словам Сергея Борисовича, кладбище является одним из экологически опасных мест. Любое мертвое тело опасно. Трупный газ и трупный яд, истекающая из тела жидкость опасны для живого человека.

Но всё же, до сих пор продолжают хоронить тело из дома. Родственники дотрагиваются, целуют покойного. А от мертвого тела живому человеку передается 43 заболевания! В крематории предусмотрено все, чтобы не допустить проникновение инфекции, тело и гроб тотально дезинфицируют.

Официальная статистика признает, что от одного крематория выбросы в атмосферу ниже, чем от одного автомобиля. В прошлом году аналитики провели исследование и выяснили: одна шашлычница в центре города оказывает на экологию большее влияние, чем кремационная печь.

Очень щепетильна тема кремации и религии. Закон о похоронном деле 1996 г. установил двойную норму погребения — традиционное погребение гробом в землю и путем предания тела огню (кремация).

Прямого запрета от церкви нет, но РПЦ придерживается догматов, что кремация — не традиционный вид погребения. Прямой запрет на кремацию вообще может быть истолкован как подстрекательство против закона РФ.

Если человек был крещен, то есть, зарегистрирован на небесах, священник должен совершить таинство отпевания. В этом и заключается простая и совершенно адекватная позиция церкви.

Удивительно, но, например, в Новосибирском крематории священники отпевают покойников больше, чем во всех храмах Новосибирска.

Сергей Борисович Якушин о религии и кремации

Крематорий должен быть обязательно открыт для всех религий и всех особенностей мировоззрения, которые циркулируют в обществе. Сергей Борисович отметил, что у здания барнаульского похоронного дома как раз нет никаких излишеств и намека на воцерквленность. Своей светской архитектурой здание говорит: мы открыты для всех.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить