«Мертвых больше, чем живых». Директор Барнаульского крематория о том, почему о похоронах нельзя молчать - Барнаульский похоронный дом

«Мертвых больше, чем живых». Директор Барнаульского крематория о том, почему о похоронах нельзя молчать

«Мертвых больше, чем живых». Директор Барнаульского крематория о том, почему о похоронах нельзя молчать

Родительский день — один из немногих в году, когда о смерти и похоронах говорят открыто. Обычно эта тема в России считается запретной. Табу часто приводят к большим проблемам, уверен гендиректор Барнаульского похоронного дома Андрей Чумаченко. Его компания — единственная на Алтае, которая предоставляет услуги крематория. По словам предпринимателя, вокруг этого не самого привычного для россиян способа погребения ходит много слухов, которыми активно пользуются мошенники, спекулянты и похоронные агенты.

Чумаченко рассказал amic.ru, почему считает кремацию самым гуманным способом погребения, как барнаульская компания семь лет борется с выдумками о своей работе и как не попасться на уловки нечестных «похоронщиков», если в дом пришла беда.

Мёртвых больше, чем живых

— Андрей Сергеевич, крематорий открылся в Барнауле семь лет назад. Рискну предположить, что тогда большого спроса на ваши услуги точно не было. Кремацию в нашей стране далеко не все считают «правильным» способом погребения. Меняется ли эта тенденция?

— Да, тенденции меняются. В 2015 году, когда мы открылись, кремаций было очень мало, а о нас ходили всякие слухи. Сейчас у нас в разы больше обращений. Люди всё чаще склоняются к выбору в пользу кремации. Причём не только молодые: и старшее поколение, и люди среднего возраста меняют своё отношение к этому способу похорон. Как мне кажется, просто культура погребения на Алтае со временем улучшается. За эти семь лет у нас на прощаниях побывало много людей. Даже те, кто был строго против, меняют свое мнение. Они посмотрели и убедились, что здесь ничего страшного нет.

— Слышал такой аргумент в пользу кремации, что наша планета не бесконечна. Рано или поздно закончится место для традиционных могил.

— Здесь, скорее, вопрос в экологии. Я по этой теме много чего читал. Мало кто задумывается, что за время существования человечества на Земле умерло порядка 100 млрд человек. А живёт при этом всего около 7 млрд. Получается, мёртвых в разы больше, чем живых. Поэтому нужно задумываться, чего мы хотим в дальнейшем. Планета — она же в первую очередь для живых. Кроме того, существует реальная проблема — тела не разлагаются. По идее, это должно произойти за десять лет. Но их и через 25 лет эксгумируют мумифицированными. Не знаю, с чем это связано, — об этом спорят. Но для природы ничего хорошего в этом нет.

Вот в СССР были строгие нормы, как и где кладбища организовывать. Проводили гидрологические исследования, чтобы грунтовые воды не задеть, чтобы трупный яд никуда не попал. Сейчас я не вижу, чтобы кто-нибудь исследования делал. Взяли, отрезали кусок земли сельхозназначения да и сделали там кладбище. А потом видим, что всё это водой затопило, одни кресты торчат. А вода оттуда потом идёт в Обь, из которой мы питаемся. С точки зрения экологии это ужасно.

— А что говорят люди, которые выбирают кремацию, а не захоронение в землю? Почему именно этот способ?

— Причины разные. Для кого-то это единственная возможность. Например, нужно подхоронить человека к родственникам на уже закрытое кладбище, где места нет. На урну санитарные нормы не распространяются, поэтому через кремирование это можно сделать. Кому-то нужно перевезти останки близкого в другой город или даже страну.

Но я всё чаще слышу от людей, что у нас им психологически легче прощаться с близкими. Людям не нужно ехать на кладбище, они не видят эту землю, не топчутся в грязи весной или осенью. У нас здесь организован полный комплекс услуг, поэтому все траурные мероприятия можно провести в одном месте. Когда только начинали, нам Новосибирский крематорий очень помогал: как организовать работу, что здесь разместить, каких людей нанимать и как взаимодействовать с клиентами. И лично я вижу, что у нас получается. Потому что люди выходят после прощания и признаются, что для них это прошло не так тяжело, как было бы на кладбище.

— Стали ли чаще обращаться в пандемию? Есть мнение, что с эпидемиологической точки зрения тех, кто инфицирован, лучше кремировать. К тому же общая смертность очень сильно выросла.

— Да, в ковидные времена у нас были самые пиковые нагрузки. Это осень 2020-го и осень 2021-го. Знаю, что тогда врачи в моргах родственникам говорили, что покойного лучше кремировать. Некоторые сами выбирали этот способ для своих близких. К тому же, вы правильно сказали, общая смертность возросла, что тоже дало всплеск нагрузки.

Бывало, что крематорий был расписан на неделю вперёд.

— А в обычные дни у вас на сколько дней всё расписано?

— Обычно это два-три, максимум четыре дня.

«Вы там по несколько человек сжигаете»

— В начале разговора вы отметили, что о вашем крематории ходило немало слухов. Что люди говорили?

— Чего только не говорили. Пожалуй, самое распространённое слышу, что мы тут якобы по несколько человек сразу сжигаем и что гробы потом перепродаём. Нам до сих пор звонят на горячую линию и задают эти вопросы. Конечно, это всё бред. Но я с пониманием отношусь: просто люди не знают, как это устроено.

Те же печи, в которых происходит кремация, — специализированные. Они не подразумевают несколько загрузок, там всё по стандарту: только один гроб. После этого печь закрывается и блокируется. Если прах не изъять, она вообще не откроется.

Наша работа — объяснять и при необходимости показывать все эти нюансы. Это самый действенный способ.

— А как именно у вас устроена вся процессия? И отличается ли она чем-то от стандартных похорон?

— Никаких кардинальных изменений, кроме способа погребения, нет. У нас в комплексе два траурных зала, где проходят церемонии прощания. До этого тело покойного в нашем морге подготавливает танатопрактик. Это не обычный санитар, а человек, который на эту профессию специально учился: готовить тело к прощанию — от бальзамирования до макияжа.

После прощания гроб отправляют на кремацию. А родные и близкие могут возложить цветы на камень скорби на аллее памяти. После этого каждый из близких бьёт в колокол и все отправляются на поминальный обед. Зал для трапезы у нас тоже есть в комплексе.

Сколько это стоит?

— Сколько стоят услуги барнаульского крематория и сравнимы ли эти с ценами на обычное погребение?

— По стоимости выходит примерно одинаково. У нас минимальная стоимость кремации с учётом гроба, услуг морга, доставки до крематория — 36 150 рублей. Если нужно прощание, отпевание, поминальный обед или более дорогой гроб, сумма увеличивается.

Стоимость места в колумбарии на 20 лет — от 34 до 54 тысяч рублей, в зависимости от расположения.

Нужно ещё учитывать, что при погребении в землю расходами на похороны всё не ограничивается. Затем нужны памятник и оградка, требуется постоянный уход за могилой.

— Вы как-то меняли цены в 2022 году?

— Нет, с начала года ни на какие наши услуги цены не изменились ни на рубль. Сейчас и так всё вокруг дорожает, нагрузка на людей большая. Даже товары первой необходимости выросли в цене. Если ещё и умереть дороже станет, я тогда не знаю, как людям быть. Пока есть возможность, держим и будем стараться держать цены на прежнем уровне.

— Похоронные агенты, которые часто выступают посредниками, тоже предлагают ваши услуги? Некоторые из них смело заявляют, что могут быстро организовать кремацию, а прах родственники получат уже через час. Вы действительно с ними работаете?

— Работать-то мы работаем, в этом ничего такого нет. Но про урну через час — это неправда. Сам процесс кремации длится час-полтора. Ещё час двадцать прах остывает. Затем десять минут длится кремуляция — прах перемалывается до однородного состояния. Весь процесс — это 2,5-3 часа. Но прах мы обычно отдаём на следующий день.

Поэтому я не понимаю, о чём говорят такие посредники. Видимо, какой-то другой прах отдают родственникам — иначе вариантов нет.

— Почему, как вам кажется, люди доверяют таким агентам?

—  Я думаю, вся проблема в том, что у нас мало разговаривают о смерти и похоронах. В других странах это считается нормальным. Многие люди заранее определяются, как и где хотят быть похоронены. У нас же такие темы — табу. Зато потом, когда случается трагедия, люди растерянны и не знают, что делать. Конечно, есть риск попасться на уловки мошенников или согласиться работать с не самым честным агентом.

Поэтому я и считаю, что отношение к похоронам нужно менять. Эта тема не самая приятная, но очень важная.

— А как быть, чтобы точно не стать жертвой обмана?

— Если уж решили выбрать кремацию, проще позвонить сразу нам, на горячую линию. У нас есть свои похоронные специалисты, которые выезжают на место и комплексно организуют весь процесс.

Были случаи, когда людям посредники говорили, мол, в Барнаульском крематории на две недели вперёд очередь, хотя это не так. Рекомендовали поехать в Новокузнецк или ещё куда-нибудь, чтобы больше денег заработать. Но всё ведь решается одним звонком в крематорий.

К тому же приоритет мы отдаём именно собственным клиентам, которые обратились напрямую к нам. Сначала мы предоставляем услуги им. А посредникам, которые к нам обращаются, мы уже оказываем услуги в порядке очереди. Так что все эти рассказы агентов о том, что через них будет быстрее, — неправда. Будет дольше и дороже.

Барнаульский похоронный дом
г. Барнаул, пр. Космонавтов, 64
Номера телефонов:
8 (3852) 53-22-11
8-964-603-22-11